Поиск


Koнтакт

Аня Бородина /Лысюк/

89163136990

2022

 
 
 
 ***
 
 

Время проходит так,

как будто еще вернется.

Время – большой шутник.

Коллизия на местах

в том, что его родник

бьет не туда, где пьется.

 

 

***

 

В пятом часу утра

очень хочется спать.

В пятом часу ни действовать,

ни поступать

времени нет, не то, что в часу

четвертом.

 

В пятом, для всех почти

абсолютно мертвом,

в нашем окне, 

смущая его покровы,

совки, огнёвки, павлиноглазки, -

кто вы?

 

 

***

 

ПОЗАВЧЕРА

 

Что смотришь, друг? Такое время года,

что кажется, уже не дотянуть

до ручки, дверь закрыта на замок

глухонемой, и нужен номер кода,

не дрын, не лом, не камень, что-нибудь,

что бутсами не выбить из-под ног.

 

Что скажешь, друг? Похоже мы, синхронно

переминаясь на шести ногах

отделены от обитанья сред,

там бьют не в такт, там бесят монотонно,

там даже тапочки на каблуках

и оставляют углеродный след.

 

Ты знаешь, друг, однажды отвернувшись

от Красной Пресни, от Пяти Углов,

от Нейбута, от Сони ли Кривой,

неважно, но на воле, задохнувшись,

мы удлиняем числа вместо слов

и сизарей назойливый конвой.

 

Что дальше, друг? Умельцы слой за слоем

расчистят вход, меняя то на то,

и нашу жизнь немного упростят,

когда декабрь, и дождь летящий роем,

и минус ноль, и парусом пальто,

и эта дверь, и ты, тебе свистят.

 

 

***

 

Воздух тягуч от состава слова,

тянется олово слова, снова

к родам готова земля-корова,

родам весны.

Тянется жимолость, тянет дымом,

тянутся дрыны в заборный вылом

буквицей, пуговицей, надрывом, 

солью спины.

Тянется олово слова, сволочь,

в полое небо, полярный овощ,

не укорачиваясь на помощь

меры длины.

Тянется рядом, ряды роятся,

тени театра весны роднятся,

делятся, телятся объясняться,

оголены.

 
ПОЗАВЧЕРА
 
Что смотришь, друг? Такое время года,
что кажется, уже не дотянуть
до ручки, дверь закрыта на замок
глухонемой, и нужен номер кода,
не дрын, не лом, не камень, что-нибудь,
что бутсами не выбить из-под ног.
 
Что скажешь, друг? Похоже мы, синхронно
переминаясь на шести ногах
отделены от обитанья сред,
там бьют не в такт, там бесят монотонно,
там даже тапочки на каблуках
и оставляют углеродный след.
 
Ты знаешь, друг, однажды отвернувшись
от Красной Пресни, от Пяти Углов,
от Нейбута, от Сони ли Кривой,
неважно, но на воле, задохнувшись,
мы удлиняем числа вместо слов
и сизарей назойливый конвой.
 
Что дальше, друг? Умельцы слой за слоем
расчистят вход, меняя то на то,
и нашу жизнь немного упростят,
когда декабрь, и дождь летящий роем,
и минус ноль, и парусом пальто,
и эта дверь, и ты, тебе свистят.